Главная  | Рецензии  | В ДОБРЫЙ ПУТЬ «АРАКС»!

В ДОБРЫЙ ПУТЬ «АРАКС»!

 

А. Евгеньев, музыковед


Конец семидесятых – начало восьмидесятых годов стели для советской эстрады периодом рубежным, временем ««передачи эстафеты». На месте «отработанных» эстрадных стилей возникают новые, часто на основе «сплавов»: рока с современным симфонизмом, народной музыкой, городской самодеятельной песней, ритмами «диско». Симпатии слушателем завоевали такие еще недавно малоизвестные ансамбли, как саратовский «Интеграл», таллинский «Апельсин», тбилисский «Блиц», ашхабадские «Фирюза» и «Гунеш», донецкий «Диалог», рижский «Смполис», горьковский «Время», ленинградский «Аквариум», московский «Машина времени». Некоторые из этих коллективов добились уже всесоюзной популярности – они звучат по телевидению и радио, записаны на пластинках. Другие можно пока услышать лишь на концертах или фестивалях, например, на Всесоюзном фестивале, состоявшемся в марте 1980 года в Тбилиси. Во всяком случае, широкий слушатель, уставший от однотипных ВИА со стандартным репертуаром, тянется к этим новым группам, интересуется ими.
Сегодня мы расскажем о московском «Араксе», представляющем в нашем ВИА-спектре направление ««симфо-рока».
Эта группа стала популярной за последние два года. Главным образом, после выхода двойного альбома «Звезда и смерть Хоакино Мурьета». Кроме того, «Аракс» прозвучал в телефильме «31 июня» (музыка Александра Зацепина) и на двух пластинках-миньонах Юрия Антонова. «Аракс» обладает высокой исполнительской культурой – у группы идеальная сыгранность, чувство вкуса, прекрвсный вокал и «фирменное» инструментальное звучание. И вот результат: если в нашей анкете «9 Х 3» 1978 года «Аракса» еще нет совсем, а в анкете 1979 года группа занимает предпоследнее, 19-е место в двадцатке самых популярных ВИА. то в анкете 1980 года – уже шестое. А по последним данным анкеты газеты «Московский комсомолец», отражающим мнение московской молодежи, «Аракс», пропустив не первое место именитых «Песняров», оказался на втором месте!
Да, это взлет, и достаточно крутой. Но не внезапный.
Ансамбль родился как самостоятельная группа экономического факультета МГУ. Через несколько лет учеба закончилась, первые музыканты защитили дипломы и разъехались по местам распределения. Но факультетский ансамбль под тем же названием «Аракс» сохранился и вскоре получил приглашение главного режиссера Московского театра имени Ленинского комсомола Марка Анатольевича Захарова стать штатным коллективом театра. Принимая участие в постановках театра, приближающихся по жанру к мюзиклу («Автоград – XXI», «Тиль»), он органически включался в театральное действие. Но эти два спектакля шли далеко не каждый день, и у группы оказалось довольно много свободного времени для собственного творчества, для самостоятельных концертов. Став профессиональным, «Аракс» продолжал реально жить в рядах московской рок-самодеятельности, постоянно выступая вместе с такими ансамблями, как «Машина времени», «Високосное лето», «Удачное приобретение» и другими. Стиль группы – модный в те годы хард-рок (в духе «Юрайа Хип»), но уже с тенденцией к смягчению звучания, не слишком жесткий и не слишком громкий. Появляются мягкие лирические баллады, к которым особенно тяготеет основной певец группы Сергей Беликов, сложный многоголосный вокал. Все меньше и меньше желания удивить, ошеломить, все больше и больше тяги к красоте, гармонии, уравновешенности, все выше исполнительская культура, все разнообразнее спектр музыкальных нюансов.

Переломным моментом в жизни «Аракса», испытанием группы на профессионализм, на творчество по высокому счету становится участие ансамбля в постановке третьего музыкального спектакля театра имени Ленинского комсомола рок-оперы Алексея Рыбникова и Павла Грушко «Звезда и смерть Хоакино Мурьета». Впервые музыканты выступили здесь не просто как грамотные, высококвалифицированные исполнители, но и как коллективные соавторы композитора.
– Рыбников принес нам очень подробно расписанные клавиры, – вспоминает бывший руководитель «Аракса» (сейчас руководитель ансамбля, аккомпанирующего Алле Пугачевой) Юрий Шахназаров, – но когда мы с ними познакомились, то почувствовали, что великолепным музыкальным идеям композитора не хватает, ну, что ли, более точного ощущения жанровости, они были несколько «кабинетными». Мы сразу же предложили ему свои варианты решений, нашу, порой совсем иную инструментальную «раскраску», и Алексей Рыбников в основном принял их. Какая-то часть музыки была даже переписана заново (причем поэт Павел Грушко написал для этих эпизодов новые стихи), другая – по-новому отредактирована в процессе репетиций. Основные изменения коснулись ритмических структур, ибо Рыбников первоначально думал отказаться от постоянного рисунка ударных, свойственного рок-музыке.
Для «Аракса» «Звезда и смерть Хоакино Мурьета» оказалась не только музыкальным полигоном по проверке новейших приемов аранжировки, но и новых более высоким этапом «театрализации» музыки. В «Автограде» ансамбль, одетый в рабочие блузы и комбинезоны выходил на сценический помост (в этом спектакле он был сооружен над сценой лишь время от времени – спеть свой «зонг» или проаккомпанировать актера» В «Тиле» группа (на этот раз в монашеских рясах с глухими капюшонами) открывала спектакль исполнением тихого псалма и спускалась затем со сцены в первый ряд партера, откуда, спиной к зрителю, аккомпонировала, пела. А в «Звезде» музыканты были уже на сцене, в отдельных эпизодах смешивали с группами актеров, принимая гораздо более активное участие в происходящих событиях, в драматическом действии.
Осенью 1979 года большая часть труппы Театра имени Ленинского комсомола отправилась в далекое путешествие на гастроли в Португалию. Причем с одним единственным спектаклем – рок-оперой «Звезда и смерть Хоакино Мурьета». Это были необычные гастроли. Португальский профсоюз работников культуры пригласил для нескольких выступлений своих собратьев по профессии – советских актеров, музыкантов, авторов. Музыка и сюжет современной рок-оперы – борьба Хоакино Мурьета и поддержавших его крестьян против американских «рейнджеров», трагическая судьба главных героев – глубоко взволновали португальских слушателей. Спектакли проходили в старейшем оперном театре страны, лиссабонском Сан-Луише, в университетском городе Коимбре, городах Сетубал и Маринья-Гранде. Аудитория собиралась самая разная – приходили не только актеры, писатели, музыканты, учителя, но и много простых рабочих. Особенно заметно это было в пролетарском Маринья-Гранде, промышленном городе, традиционно поддерживающем коммунистов. Конечно, не вся аудитория состояла из сторонников левых партий, было и много «правых», были юнцы из состоятельных семей. Но спектакль в равной степени покорял всех слушателей. «Вы посмотрите, – сказал Павлу Грушко один из руководителей португальских профсоюзов, – в зале самая разная публика, здесь люди и из богатых, и из бедных кварталов. Но как они единодушно реагируют, как все вместе поднялись, аплодируя вашим актерам и музыкантам! Вы привезли к нам суперсовременный спектакль с отличной музыкой и революционной тематикой!..»
Зритель не понимал русского языка, на котором шел спектакль (хотя содержание его было подробно аннотировано в программках). Но тем языком, который был понятен без слов, стала музыки. И вклад рок-группы «Аракс» в политическое звучание спектакля оказался в этих условиях особенно весом…
Как состав исполнительский «Аракс» сегодня занимает одно из ведущих мест в стране. Но, мы знаем, что чисто исполнительские ВИА – исключение. Большинство вокально-инструментальных составов (и самодеятельных, и профессиональных) сами пишут для себя. В последние три года активно стали заниматься этим и музыканты «Аракса». Сейчас подготовлена первая концертная программа ансамбля, состоящая преимущественно из собственных композиций. Их авторами в основном являются трое из араксовской шестерки – Сергей Рудницкий, Сергей Беликов и Вадим Голутвин. Но пробуют свои силы в композиции и гитарист ансамбля Тимур Мардалейшвили, и певец Анатолий Алешин. На концертах группа исполняет несколько серьезных, значительных пьес, например, «Путешествие» Рудницкого и Голутвина, «Дай нам сил, Земля» Рудницкого и Беликова; каждая из них приблизительно на десять минут звучания. Но, конечно, основу программы «Аракса» составляют песни с более простой формой, песни для «широкого слушателя». Рудницкий и его коллеги считают, что простая песня из трех куплетов никогда не умрет, что она нужна человеку как воздух.
Вскоре новую программу ансамбля смогут прослушать многие ценители – в конце 1980 года ансамбль стал штатным коллективом Московской филармонии и начал свою собственную гастрольную жизнь...
Шесть музыкантов «Аракса» – это шесть единомышленников. Но это не значит, что они во всем и всегда согласны друг с другом. Это шесть совсем различных характеров. Вкусы и пристрастия у них разные – и в этом сила и динамизм ансамбля, здесь, как говорят физики, работает разность потенциалов.